Телефоны: +7 (985) 222-8377, +7 (926) 237-7014     Адрес: 121099, Москва, Шубинский переулок, д.2/3     Коллегия адвокатов «Адвокат»
Уголовно-процессуальный закон, устанавливая порядок рассмотрения и разрешения уголовных дел, обеспечивает необходимые условия для вынесения законных и обоснованных приговоров, определений и постановлений. Вместе с тем, нельзя утверждать, что ошибки в судебной практике полностью исключены и что принимаемые судами решения во всех случаях являются законными и обоснованными. Чтобы свести к минимуму возможность судебных ошибок, закон устанавливает систему гарантий их недопущения и исправления.

Большинство граждан привыкли к тому, что отечественные суды, исходя из конституционных принципов, закрепляющих права на судебную защиту, принимают к своему рассмотрению практически любые заявления и жалобы — даже те, которые изначально не имеют под собой никакого основания или явно не вписываются в рамки закона. Суды могут вынести определение об отказе в приеме заявления (ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) или оставления его без рассмотрения (ст. 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), т.е. отказать в рассмотрении жалобы по существу, лишь по строго формальным причинам: при отсутствии полномочий, правоспособности или дееспособности заявителя; при наличии тождественного дела в производстве иного суда; при нарушении правил подсудности и т.д. В любом случае заявитель не лишен возможности повторно обратиться в суд или подать частную жалобу на определение суда.

В Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод тоже содержатся некоторые формальные условия приемлемости жалобы, такие как, например, запрет на анонимные жалобы или недопустимость подачи жалоб, которые уже являются предметом разбирательства в другой международной инстанции. Однако прецедентным правом Европейского Суда по правам человека разработана целая система дополнительных условий, несоответствие которым может на любой стадии повлечь решение о неприемлемости жалобы в связи с ее «явной необоснованностью» или «несовместимостью с положениями Конвенции», порой без предоставления возможности заявителю изложить ответные доводы или даже без предупреждения. Эти условия касаются не только формальностей, связанных с подачей жалобы, но и ее содержания. Более того, такой отказ является окончательным и обжалованию не подлежит. Так что с точки зрения сложившейся судебной практики в России стадия рассмотрения приемлемости жалобы в Европейском Суде по правам человека разрешает немало дел фактически по существу.

Это означает, что для российского юриста, не искушенного пока в вопросах процедуры Европейского Суда по правам человека, эта стадия оказывается минным полем. Поэтому необходимо, чтобы потенциальный заявитель в Европейский Суд по правам человека и (или) его представитель хорошо осознавали уязвимые места своей жалобы с точки зрения процессуального права Европейского Суда по правам человека, предвосхитили возможные возражения против ее приемлемости и изложили основные аргументы в пользу ее принятия к рассмотрению по существу уже при подаче первоначальной жалобы. Эксперты Европейского Суда по правам человека выделяют около 10 условий приемлемости:

1. Условия, основанные на положениях Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод - обстоятельства времени
- обстоятельства места
- обстоятельства по существу
- обстоятельства лица
2. Исчерпание внутренних средств правовой защиты
3. 6-месячный срок обращения
4. Обоснованность жалобы
5. Недопустимость анонимности жалобы
6. Недопустимость злоупотребления правом на обращение
7. Повторность жалобы

Рассмотрим такое условие приемлемости, как обстоятельство лица. Статья 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод определяет круг лиц, имеющих право на подачу индивидуальной жалобы (т.е. не от имени Высокой Договаривающей Стороны) в Европейский Суд по правам человека:

Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающих Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права.

Таким образом, по мнению В. А. Карташкина, выраженного в работе «Как подать жалобу в Европейский Суд по правам человека», Европейский Суд по правам человека рассматривает петиции, направленные в его адрес от любого лица, независимо от его гражданской дееспособности и факта гражданства, неправительственной организации или группы лиц, которые утверждают, что в отношении их были нарушены права, предусмотренные Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод или Протоколами к ней. При этом не имеет значение, как будет названо обращение в Европейский Суд по правам человека: заявлением, петицией или жалобой.

Прецедентное право Европейского Суда по правам человека определяет процессуальную правоспособность обращающихся к нему лиц: во-первых, заявителем не может быть государство, государственный орган либо какие-либо другие разновидности публичной власти, в том числе и органы местного самоуправления или муниципальной власти. Исключением из этого правила являются вопросы, поднятые перед Судом одной из Высоких Договаривающихся Сторон о предполагаемом нарушении Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод или Протоколов к ней другой Высокой Договаривающейся Стороной.

С другой стороны, ответчиком может быть только государство, которое является членом Совета Европы, а также подписало и ратифицировало Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод и которое нарушило права человека и его основные свободы, предусмотренные данной Конвенцией - считает Сонькин Н. Б. в труде «Адвокат в Европейском Суде по правам человека», а не какое-либо частное лицо (физическое или юридическое). В противном случае жалоба может быть объявлена неприемлемой по несоответствию критерию лица. Так, часть жалобы Тумилович Л.Ф. против России была объявлена неприемлемой, как не отвечающей критерию лица в связи с тем, что она была направлена против руководства АООТ «Сатурн».

Во-вторых, заявитель сам должен быть «жертвой» конкретного нарушения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский Суд по правам человека не принимает к своему рассмотрению жалобы, поданные от имени неопределенного круга лиц другими физическими или юридическими лицами, которые сами не являются жертвами нарушения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод или не уполномочены ими на ведение дела в данном Суде. В практике Страсбургского Суда такие неприемлемые жалобы именуются «actio popularis». Европейский Суд по правам человека также не будет принимать к своему рассмотрению жалобы на возможные будущие нарушения прав, чисто юридические споры о соответствии законодательству Конвенции («in abstracto») и т.п.

Прецедентное право Европейского Суда по правам человека также требует, чтобы заявитель не только был настоящей «жертвой» нарушения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, но и чтобы он оставался таковой на всех стадиях разбирательства в указанном Суде. Российская Федерация неоднократно использовала эту «лазейку» для избежания рассмотрения дела по существу: вместо того, чтобы отстаивать свою правоту в Страсбурге или заключить с заявителем мировое соглашение, Россия не один раз признавала наличие нарушенных прав заявителя и принимала меры к их восстановлению. Хотя это может казаться не худшим вариантом для заявителя, такой ход нередко позволяет государству разрешить спор в одностороннем порядке на наиболее выгодных для него условиях. Например, в заявлении Никишиной Н.В. против России, заявительница жаловалась на дискриминационный подход Люберецкого городского суда Московской области, отдавшего ее сына на воспитание отцу лишь по причине ее вероисповедной принадлежности. После того как государственные власти получили сведения об обращении матери в Европейский Суд по правам человека, заместитель Председателя Верховного суда Российской Федерации немедленно внес протест на все судебные постановления по ее делу. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала нарушения ст. 8 и 9 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а дело было направлено на новое рассмотрение в ином составе суда, т.е. без компенсации матери за двухлетнюю разлуки с сыном и без разрешения дела по существу. Тем не менее Европейский Суд счел такой шаг достаточным для того, чтобы лишить заявителя статуса «жертвы», и ее жалоба была признана неприемлемой.

Понятие жертвы подразумевает, что в Европейский Суд по правам человека может обратиться только то лицо, в отношении которого были допущены нарушения прав человека и основных свобод. Жертва может быть прямой, косвенной и потенциальной. Заявитель является прямой жертвой, если нарушено его непосредственное право, то есть, например, именно этого заявителя пытали или обращались с ним жестоко и бесчеловечно. Косвенная жертва – это родственник или близкий человек прямой жертвы. Обращение косвенной жертвы принимается тогда, когда прямая жертва не может самостоятельно направить свою жалобу в Европейский Суд по правам человека, например, в том случае, если нарушение права на жизнь повлекло смерть человека. Косвенная жертва также может участвовать в разбирательстве в Европейском Суде по правам человека, если человек, являвшийся прямой жертвой, умер на какой-то стадии рассмотрения дела, а его родственники намерены продолжить рассмотрение дела. Понятие потенциальной жертвы может иметь место при определенных обстоятельствах, когда какой-либо законодательный акт государства может потенциально нарушить права человека.

Далее рассмотри условие обстоятельства времени и шестимесячного срока обращения.

Европейский Суд по правам человека при рассмотрении приемлемости жалобы ratione temporis учитывает дату официального вступления в силу Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении соответствующего государства-ответчика. Критерий обстоятельства времени означает, что государство, подписывая и ратифицируя тот или иной международный договор, принимает на себя обязательство исполнять его с определенного момента. Российская Федерация приняла на себя обязательство соблюдать права человека, предусмотренные Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, - с 5 мая 1998 г. Таким образом, за нарушения прав человека, которые были допущены до 5 мая 1998 г., Российская Федерация ответственности не несет.

Критерий шестимесячного срока обращения подразумевает дату истечения шестимесячного срока с момента исчерпания заявителем всех средств внутригосударственной правовой защиты по рассматриваемому спору (п. 1 ст. 35 Конвенции). В большинстве случаев это определяется датой окончательного судебного постановления по делу. Эти две даты образуют своеобразное временнoе окно, вне пределов которого Европейский Суд по правам человека не может рассмотреть спор по существу.

Казалось бы, на первый взгляд, довольно простая формула. Как правило, если нарушение произошло до наступления этой даты, то жалоба должна быть признана неприемлемой ratione temporis. Тем не менее, возникают различные спорные ситуации, когда какое-либо событие произошло до ратификации Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, но последствия нарушения или рассмотрение дела в судах продолжались частично или полностью после ратификации. В таких случаях Европейский Суд по правам человека учитывает стадию производства по делу на момент ратификации. Вопрос о приемлемости жалобы ratione temporis не столь однозначен, причем критерии, применяемые Страсбургским Судом при его разрешении, могут казаться заявителю произвольными.

Так, в жалобе О.В.Р. против России, заявительница указала на ее смещение с должности частного нотариуса за отказ вступить в Архангельскую нотариальную палату и уплачивать соответствующие взносы. О.В.Р. жаловалась на нарушение ее права на свободу объединения, поскольку занятие указанной профессией ставилось в зависимость от обязательного членства в единой региональной нотариальной палате. Решение об ее исключении из палаты было принято до ратификации Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Тем не менее, Европейский Суд по правам человека установил, что «хотя большая часть обжалуемых обстоятельств и судебного производства по делу относится к периоду времени до вступления в силу Конвенции в отношении России (5 мая 1998 г.), окончательное решение по делу было принято после этой даты. Таким образом, Суд считает, что дело как таковое входит в его компетенцию ratione temporis».

Учитывая недавнее вступление России в Совет Европы, вопрос о приемлемости жалобы ratione temporis пока еще довольно часто встречается. Если обжалуемые нарушения или их часть были допущены до 5 мая 1998 г., заявителю следует уже при подаче первоначального заявления привести свои доводы о приемлемости жалобы ratione temporis, возможно, посвятив этому специальный раздел. Также следует подкрепить эти доводы конкретными прецедентами Европейского Суда по правам ечловека, наиболее близкими к обстоятельствам дела, так как основной руководящий принцип «стадия производства» позволяет достаточно вольную трактовку. Кроме того, важно обратить внимание на любые продолжающиеся нарушения или последствия обжалуемого события, если они имеются, а также конкретизировать их связь между собой.

Второй датой, определяющей приемлемость жалобы, является крайний срок для подачи жалобы в соответствии с п. 1 ст. 35 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод:

Суд может принимать дело к рассмотрению только … в течение шести месяцев с даты вынесения национальными органами окончательного решения по делу.

Необращение в срок по Европейской Конвенции исключает возможность разбирательства дела по существу. Опять-таки, казалось бы, здесь трудно ошибиться — решение чисто арифметическое. Тем не менее, вопросы иногда возникают при определении понятия «окончательное решение по делу». Как правило, срок исчисляется с момента вступления судебного решения по существу вопроса в законную силу. Дальнейшие обращения в различные внутригосударственные инстанции в попытке возобновить производство по делу Европейским Судом не учитываются и шестимесячный срок не пресекают.

Так, в заявлении Тумилович Л.Ф. против России, заявительница жаловалась на длительность судебного разбирательства по ее делу. Решение Прикубанского районного суда Краснодарского края вступило в законную силу 25 марта 1997 г. после отклонения кассационной жалобы заявительницы, а жалоба в Европейский Суд по правам человека была подана лишь 16 месяцев спустя. Хотя в течение этого периода органы исполнительной власти и суды неоднократно отказывали Тумилович в удовлетворении ее жалоб и заявлений о рассмотрении дела в порядке надзорного производства, Европейский Суд по правам человека счел невозможным учитывать эти решения при определении приемлемости ratione temporis, и жалоба была отклонена.

Срок для подачи жалобы пресекается моментом уведомления Европейского Суда по правам человека письмом, телексом или факсом о сути жалобы (достаточно краткое изложение обстоятельств дела и указание на обжалуемые нарушения Конвенции). Затем Страсбургский Суд высылает заявителю официальный формуляр и устанавливает новый срок для подачи полной мотивированной жалобы вместе с приложениями.

Далее рассмотрим такой критерий как исчерпание внутренних средств правовой защиты.

Пункт 1 ст. 35 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод требует: «Суд может принимать дело к рассмотрению только после того, как были исчерпаны все внутренние средства правовой защиты».

Если анализ фактических обстоятельств дела позволяет определить приемлемость большинства жалоб по предыдущим условиям, то в данном случае без понимания нюансов внутреннего права государства-ответчика не обойтись. Страны Совета Европы изобилуют многообразием правовых систем, и порядок разрешения дел в них далеко не однороден.

В большинстве случаев это требует прохождения всех внутригосударственных судебных инстанций. Цепочка завершается после вступления решения в законную силу. По экономическим спорам, по делам, подведомственным мировым судьям, а также по новому Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации это трехзвенная процедура, включающая первую, апелляционную и кассационную инстанции. По остальным гражданским делам возможно обращение в Европейский Суд по правам человека после прохождения всего лишь двух инстанций. Но если заявитель не был последователен в обжаловании своего дела в каждую из этих инстанций, то Европейский Суд по правам человека объявит его жалобу неприемлемой.

Как сказала К. А. Москаленко в труде «Международная защита прав человека с использованием некоторых международных правовых механизмов»: «основным критерием, которым руководствуется Европейский Суд по правам человека, определяя, какие средства правовой защиты необходимо исчерпать внутри государства, является эффективность. Средства внутренней правовой защиты отвечают требованию «эффективности», если, во-первых, заявитель может самостоятельно возбудить судебное рассмотрение, во-вторых, если его дело будет рассмотрено по существу заявленного требования или вопроса, и, в-третьих, если заявитель может получить судебное решение, которое будет определять его права и обязанности и правовое положение, то есть имеет потенциальную возможность успеха при обращении в указанный орган. Судебный способ защиты признается наиболее эффективным. Любые административные процедуры необходимо исчерпывать только в том случае, если они являются обязательным условием для обращения в суд».

Европейский Суд по правам человека признает, что для подачи жалобы достаточно обращения в суд кассационной инстанции. Однако в Российской Федерации существует еще одна судебная «инстанция» — надзорное производство. Суд, рассмотрев приемлемость первой жалобы из России («Тумилович против России»), признал прохождение этой процедуры необязательным, так как ее возбуждение зависит не от заявителя, а от усмотрения отдельных должностных лиц. Теперь в «Пояснительной записке для желающих обратиться в Европейский Суд по правам человека», направляемой всем заявителям, указывается, что юриспруденцией Европейского Суда по правам человека не рассматривается в качестве эффективного средства правовой защиты процедура пересмотра в порядке надзора судебных решений, вступивших в законную силу, предусмотренная российским законодательством.

Так, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П "По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ "Нижнекамскнефтехим" и "Хакасэнерго", а также жалобами ряда граждан" еще раз подчеркивает, что «применительно к судебным системам, основанным на таком регулировании, в решениях Европейского Суда по правам человека подчеркивается, что процедуры, допускающие неограниченное или значительно протяженное по времени обжалование судебных решений, в том числе неопределенность сроков рассмотрения дел в надзорной инстанции, ведут к неопределенности и нестабильности окончательных решений и несовместимы с принципом правовой определенности, являющимся одним из основополагающих элементов верховенства права, и правом на справедливое судебное разбирательство (пункты 61 и 62 постановления от 28 октября 1999 года по делу "Брумареску (Brumarescu) против Румынии", пункт 77 постановления от 25 июля 2002 года по делу "Совтрансавто Холдинг против Украины", пункты 51 и 54 постановления от 24 июля 2003 года по делу "Рябых против России", пункты 63 и 69 постановления от 12 января 2006 года по делу "Кехайа (Kehaya) и другие против Болгарии", пункт 49 постановления от 27 апреля 2006 года по делу "Засурцев против России" и др.

При указанных обстоятельствах, по мнению Европейского Суда по правам человека, признание надзорного производства в качестве эффективного средства правовой защиты, которое необходимо исчерпать для соблюдения критерия приемлемости жалобы в Европейский суд по правам человека, породило бы правовую неопределенность и лишило бы смысла правило о соблюдении шестимесячного срока обращения с такой жалобой (решения от 29 января 2004 года по делу "Бердзенишвили против России", от 6 мая 2004 года по делу "Денисов против России").

Помимо этого, требование об исчерпании средств защиты может распространяться на доказательства и доводы, на которые заявитель ссылается при обращении в Европейский Суд по правам человека. Например, если заявитель оперирует доказательствами, которые ранее были доступны, но не исследовались национальными органами, или если заявитель не сослался на соответствующие положения Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, хотя ничего не мешало этому при рассмотрении его дела внутри страны, то он рискует, что его жалоба будет признана неприемлемой по причине неисчерпания всех средств защиты.

Исчерпание всех средств правовой защиты также означает, что заявителем должны быть соблюдены внутригосударственные процессуальные правила о подсудности и подведомственности дел. Важно отметить, что если заявитель пропускает срок для обращения в надлежащую инстанцию, даже по ошибке, то его жалоба не может быть рассмотрена Европейским Судом по правам человека. Так, московский бизнесмен Александр Козлов в своем обращении в Европейский Суд по правам человека жаловался на то, что российская прокуратура незаконно наложила арест на имущество его предприятия. Козлов обращался с исковыми заявлениями в различные суды общей юрисдикции г. Москвы, но ему было отказано в их рассмотрении по мотиву их подведомственности арбитражным судам. Однако заявитель так и не обратился в арбитражный суд, и Страсбургский Суд признал его жалобу неприемлемой из-за неисчерпания этого средства защиты.

В отношении данного условия приемлемости имеется важная оговорка — заявитель не обязан обращаться к тем средствам защиты, которые Суд признает «неэффективными». Поэтому, как правило, не требуется обращения к различным несудебным процедурам (например, в административные органы или к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации), которые не обладают полномочиями суда.

Теперь рассмотрим еще один немаловажный критерий приемлемости, который необходимо знать адвокату - обстоятельство места.

Ст. 1 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гласит: «Высокие Договаривающиеся Стороны обеспечивают каждому, находящемуся под их юрисдикцией, права и свободы, определенные в разделе I настоящей Конвенции».

По общему правилу, это означает, что факт нарушения права должен произойти на той территории, которая находится под юрисдикцией государства – члена совета Европы и, соответственно, подписавших и ратифицировавших Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Однако это не исключает возможности того, что произошедшие за пределами территории государства нарушения могут стать основанием для разбирательства жалобы против него в Европейском Суде по правам человека, в своей практике уже признававший ответчиками по делу государства, которые непосредственно, либо через свои вооруженные силы или подчиненную им местную администрацию, де-факто контролировали обстановку на официально не принадлежащей им территории. Прецедентным по данному вопросу стало одно из предварительных решений по делу «Лоизиду против Турции». Страсбургский Суд признал Турцию ответчиком по жалобе на нарушения, совершенные на территории подконтрольной ей «Турецкой Республики Северного Кипра».

Подобное решение уже было принято в отношении Российской Федерации. Рассмотрев приемлемость жалобы «Илашку, Лешко, Иванцок и Петров-Попа против Молдовы и России», Большая Палата из 17 судей признала жалобу на нарушения, произошедшие на территории Приднестровья, приемлемой в отношении Российской Федерации:

Исходя из доказательств, имеющихся в настоящее время в распоряжении Суда, Суд считает, что он не обладает достаточными сведениями для вынесения определения [о возможной юрисдикции России в отношении Приднестровья]. Кроме того, поднятые в жалобе вопросы настолько взаимосвязаны с доводами заявителей по существу, что Суд считает их разрешение на данной стадии производства неуместным. ...

По этим основаниям Суд … По большинству голосов объявляет жалобу приемлемой в отношении Российской Федерации, не предрешая при этом обоснованность жалобы по существу.

Заявители утверждают, что они были арестованы и заключены в камерах под контролем бывшей 14-й армии, и жалуются на жестокое обращение их тюремщиков: на них натравили собак, к ним применили психотропные средства, имитировали их казнь. В жалобе также утверждается, что правительство Приднестровья является марионеточным, т.е. де-факто контролируемым российскими властями. К участию в деле также привлечены представители государственной власти Молдовы и Румынии.

Следующий критерий - обстоятельства по существу - ограничивает возможность обращения в Европейский суд по правам человека только в связи с нарушением тех прав, которые предусмотрены Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней.

Страсбургский Суд не раз указывал на то, что он не является «судом четвертой инстанции», поэтому отказ национальных судов в защите прав заявителя не порождает автоматически его право на обращение в Европейский Суд по правам человека, который имеет свою, специальную предметную компетенцию, а именно жалобы на нарушения прав и свобод, охраняемых Европейской Конвенцией.

Перечень этих прав приводится в разделе I Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и в Протоколах № 1, 4, 6, 7 к ней. При подаче жалобы заявитель должен указать, какие из охраняемых данной Конвенцией прав были нарушены действиями государства-ответчика. Именно здесь «дисквалифицируется» немало жалоб, претендующих на рассмотрение в Страсбургском Суде. Формулировки Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, как и любого основополагающего документа, носят общий характер и требуют дальнейшей конкретизации. Поэтому необходимо оценить перспективы жалобы не только исходя из буквального текста Европейской Конвенции, но и с учетом прецедентного права Страсбургского Суда, корпус решений которого раскрывает пределы прав, изложенных в ней.

Неоднократно Европейский Суд по правам человека объявлял жалобы, поданные против России, неприемлемыми ratione materiae.

Так, в ранее упомянутой жалобе «О.В.Р. против России», заявительница, смещенная с должности частного нотариуса, утверждала, что обязательное членство в единой нотариальной палате нарушает ее право на свободу объединения. Европейский Суд по правам человека объявил жалобу неприемлемой ratione materiae в связи с тем, что органы, регулирующие деятельность гуманитарных профессий, в отличие от профсоюзов, не подпадают под действие ст. 11, поскольку они тесно взаимосвязаны с публичной властью и исполняют важные регулятивные функции, защищающие законные интересы граждан. Суд при этом сослался на прецеденты по давно разрешенным жалобам из Бельгии, Франции и Испании.

В январе 2000 года нашумевший скандал по конфликту между бывшим губернатором Приморского края Евгением Наздратенко и мэром г. Владивостока Виктором Черепковым дошел до Европейского Суда по правам человека в виде жалобы последнего на многократно несостоявшиеся выборы в мэры (4 раза) и в муниципальный совет г. Владивостока (16 раз). Черепков жаловался на многолетнее нарушение его активных и пассивных избирательных прав, ссылаясь при этом на ст. 3 Протокола № 1 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая закрепляет право на свободные выборы. В жалобе также утверждалось, что в результате этих нарушений в Приморском крае отсутствует легитимная местная власть. Страсбургский Суд объявил жалобу неприемлемой исходя из давних прецедентов по жалобам из Бельгии и Великобритании, согласно которым действие ст. 3 Протокола № 1 не распространяется на выборы в органы местного самоуправления.

Жалоба также может быть признана неприемлемой ratione materiae, если предмет рассмотрения подпадает под действие заявленной государством оговорки. В соответствии со ст. 57 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, такая оговорка должна отвечать определенным условиям: 1) она должна была быть заявлена уже при подписании или ратификации Конвенции; 2) она должна быть сделана в отношении конкретного закона, действующего на момент ратификации и 3) она должна сопровождаться кратким изложением этого закона. Вопросы о правомерности применения оговорок к тем или иным обстоятельствам, а также о соответствии самих оговорок требованиям Европейской Конвенции, подлежат проверке Европейского Суда по правам человека при разрешении им конкретных дел.

Оговорка, сделанная Российской Федерацией, фигурировала в решении Страсбургского Суда о приемлемости жалобы гр. Лабзова В.М., задержанного в городе Чебоксарах по обвинению в злоупотреблении полномочиями и присвоении чужого имущества. Заявитель, среди прочего, жаловался на то, что он был задержан без санкции суда в нарушении п. 3 ст. 5 Конвенции. Жалоба Лабзова была признана неприемлемой в этой части со ссылкой на оговорку Российской Федерации, в соответствии с которой положения п. 3, 4 ст. 5 Конвенции не препятствуют задержанию обвиняемых лиц при наличии санкции прокурора. Суд мотивировал свое решение тем, что Россия удовлетворила требования, предъявляемые к оговоркам, поскольку она прямо указала на ч. 1 ст. 11 и ч. 1 ст. 89 УПК РСФСР при ратификации Конвенции с конкретной ссылкой на сферу их применения.

Условие обоснованности жалобы, по мнению Москаленко, подразумевает, что обращаться в Европейский Суд по правам человека можно только в случае нарушения гражданских и политических прав, то есть прав, которые определяют положение человека в в гражданском обществе, свободу его частной жизни и пределы этой свободы, а также возможность участвовать в общественной и политической жизни общества или, наоборот, не участвовать в ней.

Обоснованность обращения также подразумевает, что в обращении должно быть доказано, что государство действительно нарушило права заявителя (бремя доказывания лежит на заявителе). Единственным требованием к доказательствам является их добросовестность. При этом при исчерпывании средств внутригосударственной правовой защиты следует обращаться именно к тем из них, которые предусмотрены непосредственно для указанного нарушения прав.

«Явная необоснованность» и «несовместимость с положениями Конвенции» - эти довольно резкие формулировки, которые используются почти во всех постановлениях Суда о приемлемости, на самом деле просто воспроизводят текст п. 3 ст. 35 Конвенции, на основании которого Страсбургский Суд исключает дела ratione personae, ratione temporis, ratione loci или ratione materiae. Тем не менее нередко бывают случаи, когда ЕвропейскийСуд по правам человека объявляет жалобу «явно необоснованной» в буквальном смысле этих слов.

Обычно такое решение связано с тем, что обжалуемые действия очевидно не соответствуют смыслу Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, или когда жалоба лишена какого-либо фактического обоснования. Значительное количество жалоб из Российской Федерации были отклонены именно по этим основаниям.

В жалобе «Гусинский против России», утверждалось, что его трехдневное пребывание в Бутырской тюрьме в 2000 году являлось нарушением ст. 3 Европейской Конвенции: «запрещение пыток». Европейский Суд по правам человека дал следующую оценку:

«Суд напоминает, что жестокое обращение должно достичь какого-то минимального уровня суровости для того, чтобы подпасть под действие ст. 3.

У Суда нет сомнений в том, что уголовное дело, возбужденное Генеральной прокуратурой, и в частности задержание заявителя 13 июня 2000 г., возбудили в нем сильные чувства, особенно потому, что заявитель подозревал, что возбуждение дела было вызвано соображениями, не связанными с обычной охраной правопорядка и правосудия. Такая реакция понятна, и она нередко возникает у людей, которые подвергаются уголовному преследованию и лишаются свободы. В таких обстоятельствах вероятно возникновение чувств унижения, страха, горя или неполноценности. Однако такие реакции сами по себе не могут рассматриваться как нарушение ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

Европейский Суд по правам человека признал жалобу в этой части «явно необоснованной». Справедливости ради стоит отметить, что жалоба Гусинского в остальной части, т.е. в отношении незаконности его задержания и невозможности его обжалования, была направлена Российской Федерации для получения соответствующего отзыва.

В заявлении Сыркина В.М. против России, заявитель, проживающий на Украине гражданин России, жаловался на исчезновение его сына во время прохождения военной службы в Германии. Заявитель утверждал, что его сын незаконно задерживается российскими властями, а сам он не имеет возможности освободиться или обжаловать свое задержание. Европейский Суд по правам человека обратил внимание на то, что, с одной стороны, заявителем не было представлено убедительных доказательств такого задержания, а с другой — имелись сведения о том, что российские власти предпринимали «адекватные» усилия по установлению места нахождения его сына. Жалоба была признана «явно необоснованной».

Иногда Страсбургский Суд при отсеве жалоб объявляет заявления, которые в целом отвечают объективным требованиям приемлемости, «явно необоснованными». Обычно это происходит тогда, когда Европейский Суд по правам человека считает жалобу бесперспективной. В жалобе «Питкевич против России», заявительница из Ямало-Ненецкого Автономного Округа Тюменской области была лишена статуса федерального судьи в связи со взглядами и религиозными убеждениями, выражаемыми ею при исполнении своих должностных обязанностей. Квалификационная коллегия судей мотивировала решение о прекращении ее полномочий тем, что она «злоупотребляла своими полномочиями для ведения религиозной деятельности в интересах своей церкви». Хотя ограничение прав заявительницы на свободу выражения мнения и вероисповедания имело место, Европейский Суд по правам человека напомнил, что некоторые ограничения на свободу выражения мнения судей необходимы с учетом «видного положения судебной системы среди органов государственной власти в демократическом обществе». Суд также заявил, что не собирается заниматься переоценкой фактических обстоятельств дела в Страсбурге. Мотивировочную часть решения Европейского Суда по правам человека о признании жалобы Питкевич неприемлемой можно рассматривать как постановление по существу.

Подобные решения подчас вызывают упреки в адрес Страсбургского Суда в том смысле, что он признает жалобы неприемлемыми по мотивам их бесперспективности вместо того, чтобы руководствоваться исключительно процессуальными соображениями. Как бы то ни было, такой подход означает, что успешное прохождение стадии приемлемости свидетельствует о том, что жалоба имеет хорошие шансы на успех. Поэтому после стадии рассмотрения вопроса о приемлемости, по регламенту Европейского Суда по правам человека следует предложение о заключении мирового соглашения между заявителем и государством.

Критерий недопустимости анонимности жалобы подразумевает, что жалоба в Европейский Суд по правам человека не должна быть анонимной: Суд должен знать, кто именно обращается по поводу нарушения права. Формуляр обращения в Европейский Суд по правам человека предусматривает графы, посвященные идентификации обратившегося: фамилия, имя, отчество, место жительства, год и место рождения, адрес, вид деятельности и др. (см. Приложение № 1).

Заявитель может обратиться к Председателю Европейского Суда по правам человека с просьбой не разглашать его данные и не передавать их Правительству, если у него есть основания полагать, что Правительство может использовать эти данные, чтобы ухудшить его положение. В этом случае во всех документах заявитель обозначается какой-либо буквой.

Представляется, что данный принцип тесно связан с принципом обстоятельства лица, поскольку его требования гласят, что в Европейский Суд по правам человека может обратиться только то лицо, в отношении которого были допущены нарушения прав человека и основных свобод.

Еще один немаловажный критерий - недопустимость злоупотребления правом на обращение.

Жалоба может быть признана неприемлемой в связи со злоупотреблением правом в двух случаях. Во-первых, Заявитель, обратившись в Европейский Суд по правам человека, принимает на себя обязательство поддерживать свое обращение на протяжении всего рассмотрения дела. Если он (или его представитель) не отвечает в разумный срок на запросы Секретариата, не предоставляет новую информацию о движении своего дела во внутренних процедурах либо предоставляет ложную информацию, то это означает, что он злоупотребляет правом на обращение в Европейский Суд по правам человека.

Во-вторых, Заявитель должен быть корректным в своем обращении и не допускать оскорбительных высказываний в адрес государства в целом, а также в адрес отдельных должностных лиц, юридических лиц, граждан. Несоблюдение этого правила также является злоупотреблением правом на обращение и может привести к тому, что жалоба будет признана неприемлемой.

Также признается злоупотреблением право подачи жалобы, если Заявителем руководит желание добиться известности и если он действует в целях пропаганды.

Последний, но не менее важный критерий - повторность жалобы.

Европейский Суд по правам человека не будет рассматривать жалобу, которая уже была предметом его рассмотрения, а также была предметом рассмотрения иной международно-правовой инстанции, в частности, Комитета по правам человека Организации Объединенных Наций. Повторность жалобы означает, что жалоба подана тем же лицом, против того же государства, по тем же обстоятельствам, которые уже были предметом рассмотрения как по вопросу приемлемости, так и по существу.

Вывод: Заявителя уже на этапе подготовки заявления ждет множество трудностей, связанных с осознанием уязвимых мест жалобы с точки зрения процессуального права Европейского суда по правам человека.

Существует 10 условий приемлемости жалобы, подаваемой в Европейский Суд по правам человека. Несоблюдение хотя бы одного из них ведет к отказу Европейским судом по правам человека в принятии жалобы.

В заключение хотелось бы дать рекомендации потенциальным заявителям в Европейский Суд по правам человека: при защите своих прав в национальных судах и административных органах ссылки на соответствующие положения Европейский Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые были нарушены, обязательны. Это значительно повышает шансы признания жалобы приемлемой Европейским Судом по правам человека.

Важно также иметь ввиду, что в отношении Российской Федерации Европейский Суд по правам человека стоит на твердой позиции в отношении неэффективности надзорной инстанции и обращения в Конституционный Суд Российской Федерации.

адвокат
Мы готовы взять на себя трудности разрешения возникших споров.

Звоните: 8(985)222-83-77 , 8(926)237-70-14

Мы готовы оказать Вам квалифицированную юридическую помощь! Звоните!

Щерба А.А.

Щерба Александр
Уголовные дела
Рег. номер : 77/2309
Тел. : +7 (985) 222-8377
scherba@advocat-rus.ru

Павлова Е.О.

Павлова Екатерина
Гражданские дела
Рег. номер : 50/6092
Тел. : +7 (926) 237-7014
info@advocat-rus.ru

Scroll to top