Телефоны: +7 (985) 222-8377, +7 (926) 237-7014     Адрес: 121099, Москва, Шубинский переулок, д.2/3     Коллегия адвокатов «Адвокат»

Особенности деятельности защитника в суде с участием присяжных заседателей обусловлены спецификой решаемых судом задач на каждом из этапов судебного разбирательства.

Специфика подготовительной части этой формы судопроизводства заключается в проведении её в два этапа, в отсутствие кандидатов в присяжные заседатели и с их участием.

На первом этапе решаются процедурные вопросы, не относящиеся к компетенции присяжных заседателей, в том числе и о возможности разбирательства по уголовному делу судом с их участием.

При этом, сохраняются все права защитника о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании письменных и вещественных доказательств, об исключении доказательств, полученных с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса РФ, а также заявлению различного рода ходатайств, в том числе и об отводах.

На этом этапе защитнику необходимо концентрировать деятельность на инициирование принятия мер по созданию условий для беспристрастного вынесения вердикта присяжными заседателями. В числе таких мер является постановка вопроса об изменении меры пресечения подсудимому, находящемуся под стражей, на более мягкую.

Заключение под стражу предопределяет особые условия нахождения подсудимого в зале судебного заседания, такие как привод его в сопровождении конвоя и нахождение в зале судебного заседания изолировано от всех присутствующих.

Подобные условия нахождения подсудимого не могут остаться незамеченными присяжными заседателями и могут создать предубеждение о заведомой виновности подсудимого в совершении преступления, породить отношение к нему как к лицу, опасному для всех присутствующих, как к преступнику, хотя его вина еще не доказана. Это, безусловно, искажает суждения присяжных заседателей и создает опасность вынесения несправедливого и необоснованного вердикта.

Кроме того, на воззрения присяжных заседателей оказывают влияние различные внешние факторы, в частности, услышанные негативные характеристики подсудимого, внешний вид подсудимого, манера поведения, его речевые особенности и даже стиль в одежде, поскольку вердикт выносят люди, не искушенные в тонкостях юридических вопросов, оценивающие обстоятельства уголовного дела на основании услышанного и увиденного в судебном заседании. Следовательно, всем приведенным факторам защитник должен уделить своеобразное внимание.

Вместе с тем, необходимо заметить, что каждый раз избавить присяжных заседателей от возможного предубеждения, обусловленного содержанием подсудимого под стражей невозможно, поскольку в суде присяжных рассматриваются уголовные дела по обвинению лиц в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, а следовательно, велика возможность применения указанной меры пресечения. Однако следует стремиться к сокращению количества подсудимых, находящихся под стражей в момент рассмотрения уголовного дела судом присяжных, заключая под стражу только тех, в отношении кого имеются предусмотренные законом основания, а не учитывать только тяжесть совершенного деяния. В случае отказа в удовлетворении ходатайства об изменении меры пресечения подсудимому, по истечению некоторого времени необходимо заявить ходатайство вновь, чтобы подзащитный мог предстать перед коллегией присяжных заседателей без наручников, вооруженной охраны и не будучи помещенным в «клетку».

На это ориентирует и практика Европейского Суда по правам человека, который оценивает как недостаточное однократное рассмотрение судом вопроса о законности и обоснованности содержания лица под стражей для гарантирования его прав, предусмотренных ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и указывает, что лицо, содержащееся под стражей, должно иметь возможность возбуждать через разумные интервалы времени разбирательство для оспаривания своего содержания под стражей.

На втором этапе подготовительной части судебного заседания происходит отбор кандидатов, формирование коллегии присяжных заседателей и приведение их к присяге.

По замыслу законодателя, процедура формирования призвана способствовать созданию коллегии присяжных заседателей из числа беспристрастных граждан, способных разрешать дело по своему внутреннему убеждению и совести.

После вручения сторонам списков кандидатов в присяжные заседатели судья должен разъяснить им не только права, предусмотренные частью 5 статьи 327 УПК РФ, но и юридические последствия неиспользования таких прав. В частности, председательствующий судья должен разъяснить сторонам права, предусмотренные частью 1 статьи 64 УПК РФ, а также юридические последствия неиспользования ими таких прав, предусмотренные частью 2 этой статьи: 1) право заявить мотивированный отвод кандидату в присяжные заседатели по основаниям, предусмотренным для отвода судьи (статьи 61 - 64 УПК РФ); 2) право подсудимого или его защитника, государственного обвинителя на немотивированный отвод присяжного заседателя, который может быть заявлен каждым из участников дважды (части 14 - 16 статьи 328 УПК РФ); 3) иные права, предусмотренные главой 42 УПК РФ, в частности, право на возможность задать каждому из оставшихся кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела (часть 8 статьи 328 УПК РФ); 4) право делать заявления о роспуске коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава (статья 330 УПК РФ); 5) право высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов, внести предложения о постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями (статья 338 УПК РФ); 6) право заявлять возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности (часть 6 статьи 340 УПК РФ); 7) право выступать в прениях при окончании судебного следствия и при обсуждении последствий вердикта (статья 347 УПК РФ) и др.

Таким образом, роль защитника при формировании коллегии присяжных заседателей выражается в его влиянии на состав присяжных заседателей, чтобы в процессе рассмотрения уголовного дела по существу не столкнуться с необъективностью, предвзятостью и недоброжелательностью присяжных заседателей по отношению к подсудимому. Для избежания предвзятости при решении вопроса о виновности подсудимого, защитник должен заявить отводы кандидатам в присяжные заседатели, являющимся сотрудниками правоохранительных органов, а также выявить и отвести кандидатов, являющихся наиболее лояльными к правоохранительным органам.

Кроме того, незаявление отвода кандидату в присяжные заседатели лишает далее сторону зашиты возможности ссылаться на проявленную предубежденность одного из присяжных заседателей.

Примером такого рода ошибок является приговор суда с участием присяжных заседателей в отношении Галахова и Шилова:

«Галахов и Шилов признаны виновными в соответствии с вердиктом присяжных заседателей.

В кассационной жалобе осужденный Галахов просил об отмене приговора суда присяжных в связи с тем, что старшина присяжных ранее работал оперуполномоченным и данный факт повлиял на решение коллегии присяжных заседателей.

Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения, а кассационную жалобу Галахова без удовлетворения.

Сведения о личности присяжного заседателя К., на которые в жалобе ссылается осужденный Галахов, были известны участникам процесса при отборе присяжных заседателей.

До формирования коллегии присяжных заседателей председательствующий разъяснил подсудимым их процессуальные права, в том числе право на мотивированный и немотивированный отвод присяжного заседателя.

При осуществлении этого права подсудимые не заявили отвода К. Замечаний по образованию и составу коллегии присяжных заседателей у участников процесса не имелось. Заявлений о тенденциозности ее состава от сторон не поступало.

Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что Галахов не сомневался в объективности образованной коллегии присяжных заседателей» (см. обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за IV квартал 2003 года / Определение № 7кпо03-24сп по делу Галахова / Бюллетень Верховного Суда РФ № 7. 2004 г.).

Заявляя мотивированный отвод, защитник должен уделить особое внимание собственно мотиву, формулируя его конкретно и четко, чтобы убедить председательствующего в его обоснованности и необходимости удовлетворения.

Отвод кандидату в присяжные заседатели, заявленный на том основании, что кандидат своей мимикой и жестами выразил свое отношение к вопросу о виновности подсудимых оставлен без удовлетворения, поскольку адвокат не смог пояснить, какая мимика и какие жесты его насторожили.

Вместе с тем, отсутствие четких требований к списку кандидатов в присяжные заседатели, приводит к упрощению содержания списка и негативно сказывается на степени информированности защитника об этих лицах. Скупая первоначальная информация о личности, не позволяет защитнику и его подзащитному должным образом подготовиться к устному опросу, а также принять предварительное решение в отношении каждого кандидата в присяжные заседатели.

Тем более, что у защитника отсутствуют иные законные способы получения информации о кандидатах в присяжные заседатели, тогда как у государственного обвинителя, в силу присущих ему государственно-властных полномочий, такие возможности имеются. То есть, имея равные со стороной обвинения процессуальные права при формирования коллегии присяжных заседателей, защитник не имеет равных возможностей для их реализации.

Кроме того, несовершенство процедуры формирования коллегии присяжных заседателей проявляется и в том, что у защитника и его подзащитного отсутствует временная возможность детальной и последовательной подготовки к проведению опроса кандидатов в присяжные заседатели, а также для обдумывания и подготовки мотивированных (и немотивированных) отводов. Из материалов изученных уголовных дел следует, что для столь серьезных действий защитнику предоставляется незначительный отрезок времени, исчисляемый минутами.

При этом от защитника требуется наличия специальных знаний в области психологии и социологии, поскольку в процессе сложного отбора присяжных заседателей, он вынужден принимать решения об отводе кандидатов в присяжные заседатели самостоятельно, без рекомендаций специалистов, что чревато принятием ошибочных решений.

Как следствие, довольно часто кандидаты в присяжные заседатели предоставляют о себе информацию, не соответствующую действительности, что впоследствии является основанием для отмены приговора.

Это в очередной раз подтверждает необходимость дополнительной подготовки адвокатов посредством организации соответствующих курсов.

Здесь необходимо отметить, что в американском процессе процедуре отбора кандидатов придается огромное значение. В США, чтобы подобрать нужных кандидатов в присяжные в процессе формирования состава жюри присяжных, юристам оказывают помощь консультанты-специалисты, использующие при этом выработанные научные теории и методы отбора присяжных.

На судебном следствии принцип состязательности приобретает особое значение, поскольку исследование и оценка доказательств коллегией присяжных заседателей осуществляется в процессе состязания сторон защиты и обвинения. Участие защитника на судебном следствии также складывается из двух этапов, каждый из которых имеет свой предмет доказывания и область дозволенных для использования доказательств.

Первый этап судебного следствия проводится с участием присяжных заседателей, а второй, после вынесения вердикта, без их участия. При этом необходимо учитывать, что если на первом этапе возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей, что призвано оградить присяжных заседателей от возможного влияния этого доказательства на существо принимаемых ими впоследствии решений о виновности подсудимого.

На первом этапе судебного следствия предмет доказывания образуют следующие обстоятельства: место, время, способ совершения преступления, совершение данного деяния подсудимым, мотивы совершения преступления, характер и размер ущерба, причиненного деянием, а также любые иные обстоятельства, позволяющие присяжным ответить на поставленные перед ними вопросы, отнесенные к их исключительной компетенции, которые исчерпывающе сформулированы законодателем (См. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, ст. 334).

Судебное следствие начинается со вступительных заявлений государственного обвинителя и защитника, чтобы с самого начала присяжные заседатели имели представление, как о версии обвинения, так и о версии защиты. Заявление защитника состоит из двух частей: изложения согласованной с подсудимым позиции по предъявленному обвинению и предложения о порядке исследования доказательств.

Как видим, в отличие от обычной формы судопроизводства, в суде с участием присяжных заседателей защитник обязан высказать позицию по предъявленному обвинению.

Соблюдение процедуры исследования доказательств возложено на председательствующего судью. Он должен устранять из исследования доказательства, хотя и относящиеся к делу, но выходящие за пределы полномочий присяжных заседателей.

Данное требование не было выполнено Липецким областным судом при рассмотрении уголовного дела в отношении Осьмухина, оправданного на основании вердикта присяжных заседателей за непричастностью к совершению преступления:

«Осьмухин органами предварительного следствия обвинялся в том, что из неприязни, желая убить Дашкова, выстрелил в него из охотничьего ружья, но промахнулся и попал в Малютина.

Как видно из протокола судебного заседания, адвокаты Осьмухина при допросах свидетелей в присутствии присяжных заседателей выясняли законность проведения следственных действий, в результате которых собраны доказательства по делу.

В частности, свидетелю Фомичеву адвокаты задали более 30 вопросов подобного содержания, а председательствующий сделал замечание о недопустимости таких действий один раз, при этом присяжным заседателям не разъяснил, что данные высказывания адвокатов не должны ими учитываться при вынесении вердикта.

После оглашения в судебном заседании показаний свидетеля Дашкова, полученных в ходе предварительного расследования, адвокат поставил под сомнение их допустимость, заявив присяжным заседателям, что все подписи свидетеля в протоколе допроса отличаются друг от друга.

Председательствующий в данном случае не сделал замечание адвокату о недопустимости обсуждения этого вопроса в присутствии присяжных, не разъяснил, что они не должны придавать значения этим заявлениям адвоката.

В прениях адвокат высказал сомнение, являются ли допустимыми доказательствами показания свидетелей Левиной и Заноз, поскольку в судебном заседании они показания изменили, а показания свидетеля Плюхина на предварительном следствии, по его мнению, получены в результате незаконных методов ведения следствия.

Однако председательствующий не прервал выступление адвоката, не разъяснил присяжным заседателям положения закона о том, что данные обстоятельства при вынесении вердикта не должны учитываться.

Перечисленные нарушения уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, повлекли отмену приговора» (См. Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации по делам, рассмотренным судами с участием присяжных заседателей в 2004 году / Бюллетень Верховного Суда РФ № 8. 2005 г.).

Запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение у присяжных в отношении подсудимого, поскольку в задачу присяжных заседателей входит лишь исследование доказанности виновности подсудимого в совершении конкретного преступления, а для решения этого вопроса перечисленные данные значения не имеют. Данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется (См. п. 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 23 от 22 ноября 2005 г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»).

Коллегия присяжных заседателей, как верно отмечал А.Ф. Кони, «представляют собой особый, восприимчивый организм». Такой организм не способен отвлекаться от индивидуальной ситуации, от конкретного человека, «усматривать в нем что-то типическое и оперировать деяниями, квалифицирующими признаками, а судьбу человека предопределять исчисленным сроком лишения свободы».

Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей определяются статьей 335 УПК РФ. В присутствии присяжных заседателей не подлежат исследованию процессуальные решения - постановление о возбуждении уголовного дела, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, а также не подлежат обсуждению и разрешению вопросы и ходатайства, направленные на обеспечение условий судебного разбирательства, такие, как принудительный привод потерпевших, свидетелей, отводы участникам процесса, вопросы, касающиеся меры пресечения, и другие вопросы права, не входящие в компетенцию присяжных заседателей и способные вызвать их предубеждение в отношении подсудимого и других участников процесса.

Полученные в процессе судебного следствия результаты, в последующем используются защитником в ходе проведения судебных прений.

Особенность прений в суде с участием присяжных заседателей заключается в разделении их на два этапа с учетом разделения компетенции присяжных заседателей и профессионального судьи при рассмотрении уголовного дела.

На первом этапе прения ориентированы лишь на вопросы, входящие в компетенцию присяжных заседателей, т. е. на доказанность деяния, вмененного подсудимому, доказанность совершения этого деяния подсудимым и его виновности в этом. На случай признания подсудимого виновным стороны в прениях на этом этапе рассматривают также вопрос о возможности признания подсудимого заслуживающим снисхождения.

Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, представляет собой самостоятельный этап судебного разбирательства, который одновременно является специфической особенностью производства в суде с участием присяжных заседателей, отличающей его от традиционной формы судопроизводства. Не менее точно определял значение указанного этапа В.К. Случевский, называя его «решительным моментом процесса».

«Как показывают результаты кассационной практики, в 2003 году, как и в предыдущем году, основной причиной отмены приговоров, постановленных судом с участием присяжных заседателей, явилось неправильное формулирование вопросного листа председательствующим судьей …».

Особое значение данного этапа проявляется в том, что он является средством подготовки присяжных заседателей к выполнению возложенной на них функции, выражающейся в формулировании ответа на один из главных вопросов о виновности или невиновности подсудимого, поскольку подготовленные председательствующим судьей вопросы «задают рамки совещанию присяжных заседателей и установлению ими обстоятельств дела».

Стороны вправе высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов, а также внести предложения о постановке новых вопросов. При этом следует иметь в виду, что председательствующий судья не вправе отказать сторонам в предоставлении им времени для ознакомления с поставленными им вопросами, подготовки замечаний и внесения предложений о постановке новых вопросов. Это требование вытекает из содержания части 3 статьи 15 УПК РФ, возлагающей на суд обязанность по созданию сторонам необходимых условий для осуществления предоставленных им прав.

Судья не вправе отказать подсудимому и его защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление. Нарушение этих требований закона влечет за собой отмену обвинительного приговора.

Частным примером такого рода ошибки является приговор суда присяжных Саратовского областного суда в отношении Асеева:

«Судом присяжных Саратовского областного суда 29 апреля 2004 г. Асеев осужден по ст. 317, ч. 1 ст. 318, ч. 1 ст. 222 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат просил приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, поскольку, по его мнению, председательствующий судья в нарушение требований ст. 338 УПК РФ отказал защите в постановке вопроса о наличии фактического обстоятельства, исключающего ответственность подсудимого либо влекущего за собой его ответственность за менее тяжкое преступление.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 8 июля 2004 г. приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Как следует из протокола судебного заседания, защитник при обсуждении сформулированных председательствующим вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, предложил поставить альтернативный вопрос о наличии фактического обстоятельства, исключающего ответственность подсудимого за содеянное или влекущего за собой его ответственность за менее тяжкое преступление: "Доказано ли, что Асеев произвел два выстрела в левый рукав форменной одежды сотрудника милиции Шапкарина, в результате чего была повреждена его форменная одежда?» (См. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 июля 2004 г. № 32-04-37СП / Бюллетень Верховного Суда РФ № 8. 2005 г.).

Недопустима постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями с использованием таких юридических терминов, как убийство, убийство с особой жестокостью, убийство из хулиганских или корыстных побуждений, убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, убийство при превышении пределов необходимой обороны, изнасилование, разбой и т.п.

Не менее важным моментом, чем формирование вопросного листа, является произнесение председательствующим судьей напутственного слова, которое происходит до удаления присяжных заседателей в совещательную комнату (ст. 340 УПК РФ). Напутственное слово председательствующего судьи - это разновидность судебной речи, произносимая перед коллегией присяжных заседателей, завершающая процесс восприятия ими доказательств, аргументов, подтверждающих позиции сторон, которая в необходимой степени осведомляет присяжных заседателей о правовых сторонах рассматриваемого дела, порядке постановления ими вердикта и его юридическом значении.

В напутственном слове председательствующий сообщает содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяния, в котором обвиняется подсудимый и напоминает об исследованных в суде доказательствах, как уличающих подсудимого, так и оправдывающих его, не выражая при этом своего отношения к этим доказательствам и не делая выводов из них.

Частным примером такого рода ошибки является приговор суда присяжных Московского областного суда в отношении Радюка и Холманова:

«Судом присяжных Московского областного суда 16 февраля 2004 г. осуждены Радюк и Холманов.

В кассационных жалобах осужденные и их адвокаты просили приговор суда отменить, поскольку напутственное слово произнесено председательствующим с нарушением требований ст. 340 УПК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 17 июня 2004 г. приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В кассационных жалобах обоснованно указано и на нарушение председательствующим судьей требований ст. 340 УПК РФ, так как вопреки данному Закону при произнесении напутственного слова перед удалением коллегии присяжных заседателей в совещательную комнату для вынесения вердикта судья не напомнил им об исследованных в суде доказательствах в том их понимании и значении по делу, которые даны, в частности, в ст.ст. 74, 76, 78, 79, 80 УПК РФ.

Вместо этого председательствующий судья в напутственном слове ограничился лишь перечислением рассмотренных в суде доказательств» (См. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 июня 2004 г. № 4-004-74сп/ Бюллетень Верховного Суда РФ № 5. 2005 г.).

Учитывая, что стороны вправе заявить в судебном заседании возражения в связи с содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности, содержание напутственного слова должно быть подробно изложено в протоколе судебного заседания.

Под нарушением председательствующим принципа объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова следует понимать, в частности, напоминание присяжным заседателям только уличающих или только оправдывающих подсудимого доказательств, исследованных в суде, их оценку, выражение в какой-либо форме своего мнения по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей, и т. п.

Возражения сторон заявляются в присутствии присяжных заседателей. В их же присутствии председательствующий излагает свое решение по заявленным сторонами возражениям. При отсутствии возражений сторон об этом делается отметка в протоколе судебного заседания.

Второй этап судебного следствия в суде присяжных характеризуется тем, что именно здесь без участия коллегии присяжных заседателей происходит обсуждение последствий вердикта. В зависимости от того, последствия какого вердикта обсуждаются на данном этапе (обвинительного или оправдательного), зависит и круг вопросов, в обсуждении которых принимают участие сторона защиты и сторона обвинения. Так, согласно уголовно-процессуальным нормам, при вынесении коллегий присяжных заседателей оправдательного вердикта исследованию и обсуждению подлежит лишь вопросы, связанные с разрешением гражданского иска, с распределением судебных издержек и с судьбой вещественных доказательств.

При обвинительном вердикте председательствующий судья должен обеспечить сторонам возможность исследовать доказательства, не подлежащие исследованию с участием присяжных заседателей, высказаться о содержании состава преступления в деянии, признанном доказанным присяжными заседателями, о квалификации преступления, о признании в действиях подсудимого рецидива преступлений и по другим вопросам, разрешаемым судом при постановлении обвинительного приговора.

В прениях стороны могут затрагивать любые вопросы права, подлежащие разрешению при постановлении приговора. При этом сторонам запрещается подвергать сомнению правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Таким образом, специфика деятельности защитника в судебном следствии содержащаяся в особенностях формулы предмета доказывания и пределов судебного следствия на каждом из названных этапов, а также в особенностях процедуры судебного следствия, обусловлена тем, что вопросы факта решают присяжные заседатели самостоятельно, а вопросы юридической квалификации на основании фактов, установленных присяжными заседателями, решаются судьей, председательствующим по делу.

адвокат
Мы готовы взять на себя трудности разрешения возникших споров.

Звоните: 8(985)222-83-77 , 8(926)237-70-14

Мы готовы оказать Вам квалифицированную юридическую помощь! Звоните!

Щерба А.А.

Щерба Александр
Уголовные дела
Рег. номер : 77/2309
Тел. : +7 (985) 222-8377
scherba@advocat-rus.ru

Павлова Е.О.

Павлова Екатерина
Гражданские дела
Рег. номер : 50/6092
Тел. : +7 (926) 237-7014
info@advocat-rus.ru

Scroll to top